Общество

Чекистская aqua tofana, посвящение себя Ефремову по испанскому обычаю, поэт не отрекся от артиста, "Сладкие мечты" охотников за головами и "Выдыбай, Колумбе!"

Личный взгляд публициста KP.RU Максима Соколова на события минувшей недели
ДТП с участием Ефремова произошло 8 июня, когда актер сел за руль в пьяном состоянии, и, не справившись с управлением, на большой скорости въехал на встречную полосу

ДТП с участием Ефремова произошло 8 июня, когда актер сел за руль в пьяном состоянии, и, не справившись с управлением, на большой скорости въехал на встречную полосу

ДТП с тяжкими последствиями, которое устроил на Смоленской-Сенной артист Михаил Ефремов сразу породило у особо бдительной общественности подозрение, что дело тут непростое и за ним явно прослеживается рука спецслужб. Чекисты добавили артисту в чай или нарзан несколько капель вещества, сделавшего его невменяемо пьяным. Ни о чем не подозревавший М. О. Ефремов сел за баранку и потерял управление.

Коварство чекистов всем ведомо, тем более что прием довольно старинный. Еще почтенный Соломон в "Скупом рыцаре" рекламировал Альберу услуги своего знакомца, чекиста Товия:

"В стакан воды подлить... трех капель будет,

Ни вкуса в них, ни цвета не заметно;

А человек без рези в животе,

Без тошноты, без боли пьяный в ж…у".

Хотя, конечно, чекистские капли было бы правильнее подмешивать в нарзан идеальному трезвеннику – например, санитару Г. Г. Онищенко. В случае же с М. О. Ефремовым многие сомневаются, была ли надобность в aqua tofana (также манна св. Николая — смертоносный яд, популярный в XVII в. - прим. авт.) – артист и так пил, как не в себя, и несколько капель зелья ничего бы не изменили в общем коктейле.

С другой стороны, три капли могут произвести самое губительное действие, однако трудно представить, каким образом они могут довести содержание алкоголя в крови до 2,1 промилле. Разве что чекисты влили в свою жертву целую литру aqua tofana.

Поэтому лучшие представители богемы обратились не к конспирологии, а к античным доблестям. Когда Цезарь перешел Рубикон, в Риме воцарились сумбурные настроения, и один сенатор бегал по городу, призывая сограждан посвятить себя Помпею по испанскому обычаю, т. е. дать клятву не пережить любимого руководителя. Артист А. В. Панин признался: ДТП столь сильно расстроило его, что он не может сдерживать слезы. "Ефремов -- один из немногих артистов, которого я очень любил, и подобные ему гении встречаются очень редко". Поэтому А. В. Панин стал бегать по Москве и сообщать, что также намерен посвятить себя М. О. Ефремову по испанскому обычаю – "Если Михаила Ефремова посадят – я пойду с ним". Вот истинная верность!

Примеру Панина последовал и давний соратник М. О. Ефремова поэт Д. Л. Быков, который в рамках предприятия "Гражданин поэт" сочинял оригинальные куплеты, а великий артист их декламировал. В тюрьму Д. Л. Быков, правда, еще не готов садиться, но отвергает призывы отречься от артиста: "Требовать отречения, как требовали при Сталине… Я не буду отрекаться от своих друзей".

Отдает Маяковским, поэмой "Владимир Ильич Ленин" --

"Живьем, по голову в землю,

закапывали нас банды Мамонтова.

В паровозных топках сжигали нас японцы.

рот заливали свинцом и оловом.

отрекитесь! – ревели, но из

горящих глоток лишь три слова:

"Да здравствует коммунизм!".

Непонятно лишь, кто требует отречься, да еще и как при т. Сталине. Непосредственный начальник - Ю.Пилипенко – человек благодушный и кроткий, он ни в жизнь не станет творить такие страсти с Д. Л. Быковым. Непонятно и где взять японцев, а еще менее понятно – где взять паровоз, чтобы устрашать поэта огнедышащей топкой. Да и вообще отношение Д. Л. Быкова к М. О. Ефремову может быть каким угодно и мало кому интересно – у нас плюрализм.

Но поэт последнее время пребывает в нервном и мнительном состоянии – "Мое самое заветное желание сейчас – это выпасть вообще из любого публичного пространства. Вообще не открывать рта, потому что бы вы ни сказали, все будет использовано против вас. Никого, кроме хейтеров, не осталось". Но если желание таково, удовлетворить его легче легкого. Заткнуть фонтан, и хейтеры через три дня забудут о поэте.

В некоторых случаях, правда, не совсем понятно: хейтеры это или не хейтеры. К Дню России якутские кондитеры устроили выставку-продажу съедобных голов В. В. Путина, Б. Н. Ельцина, М. С. Горбачева, Л. И. Брежнева, И. В. Сталина и государя императора Николая Александровича. Все сладостные головы выполнены в натуральную величину, но различаются ценой -- голова В. В. Путина стоит 6900 р., а голова М. С. Горбачева только 4600 р., -- а также органолептическими свойствами. «Какой вкус у каждого торта мы не сообщаем, пусть это будет интригой для покупателей", -- говорит совладелец пекарни-кондитерской "Сладкие мечты" тов. Тымырова. Она присовокупила, что покупатели интересуются головами лидеров и других государств, в частности Дональда Трампа.

Но возникает вопрос, чем движимы якутские охотники за головами: ненавистью к вождям СССР и России, чьи головы они готовы сожрать, или, напротив, преклонением перед вождями, силу которых они намерены приобрести посредством ритуального поедания. Тут необходимо углубленное изучение пережитков шаманизма среди народов Севера.

Пережитки старины наблюдаются не только в г. Якутске, но и в г. Ричмонде (штат Виргиния). В рамках крещения Соединенных Штатов при президенте Трампе исполненные благочестивого рвения виргинцы сокрушили идольскую статую Колумба и утопили ее в близлежащем пруду.

Это свидетельствует о том, что активисты движения Black Lives Matter внимательно изучали "Повесть временных лет", где описано аналогичное поругание Перуна при равноапостольном князе Владимире, который приказал его "привязать к хвосту коня и волочить его с горы по Боричеву взвозу к Ручью и приставил 12 мужей колотить его палками". Потом его кинули в Днепр, и Владимир сказал своим людям: "Если пристанет где к берегу, отпихивайте его". Аналогично и в Новгороде: "И Перуна посече, и повеле влещи в Волхове; и поверзше ужи, влекаху его по калу, биюще жезлеем: и заповеда никому же нигде же не прияти".

Возможно, немногочисленные сторонники белого супрематизма жалобно кричали: "Выдыбай, Колумбе!" («Выплывай», к чему призывали Перуна - прим. авт.). Но поскольку идол был не деревянный, а металлический, их призывы были тщетны, и теперь Колумб навеки погребен в озерной пучине.