Общество

Мария Бутина о самоизоляции: Моя бабушка в мессенджерах делится рецептами, а я готовлю тюремный дневник к публикации

Приговоренная к полутора годам заключения в США, и депортированная из Америки в Россию предприниматель, публицист и политическая активистка поделилась с «Комсомолкой» тем, как она переносит карантин, связанный с коронавирусом
Пять месяцев назад Бутина была депортирована на Родину

Пять месяцев назад Бутина была депортирована на Родину

Фото: Личный архив

Мария Бутина была арестована в столице США в июле 2018-го по обвинению в работе иностранным агентом в Штатах без регистрации. Обвинение в России сочли политизированным и не подкрепленным никакими фактами. Пять месяцев назад Бутина была депортирована на Родину.

- Мария, у вас особый опыт, который, наверняка, помогает вам переносить вынужденное заточение в квартире проще, чем многим?

- Да, если бы я подошла к этому карантину без того опыта, который вынужденно получила в тюрьмах Америки, в частности, когда я провела 4 месяца в бетонном карцере, я, может быть, и переживала бы нынешнюю ситуацию излишне остро.

- Но вы, судя по голосу, спокойны — и чем заняты?

- Сейчас, находясь в московской квартире, где есть нормальный интернет, я использую это время с толком. У меня есть некоторые договоренности с RT. И я сейчас активно занимаюсь журналистскими интернет-курсами. Вообще-то, давно собиралась этим заняться, и вот сейчас возможность появилась.

- В американских тюрьмах доступа к Сети у вас не было?

- Когда я сидела в американской тюрьме, никакого интернета у меня, разумеется, не было. Но при том я научилась всегда чувствовать, который сейчас час — это ощущение точного времени не глядя на часы у меня сохранилось до сих пор.

- Но бумажные книги вам все-таки давали?

- Когда наконец начали передавать литературу — это, в основным, были книги религиозного содержания, а также русская классика. И да, я много читала. Кстати, сейчас, на домашнем режиме успела прочесть пару книг.

- Там качали пресс и бицепсы-трицепсы, а сейчас?

- В заключении я формировала мышечную массу упражнениями в пространстве 4 на 5 метров. Была своя система тренировок — как именно и какие мышцы развивать. Сейчас тоже тренируюсь — конечно, не выходя в спортзал.

- И вы же еще вели записи?

- Я вела дневник. Написала 1200 страниц. Сейчас я наконец то могу начать его редактировать. Ну, не просто так. Есть предварительный интерес одного издательства, которое готово рассмотреть мои тюремные дневники - для возможной публикации.

Вряд ли кто-то захочет повторить мой опыт — но то, что я пережила, дает мне возможность сейчас относиться с долей позитива к тому, что происходит вокруг.

- Вам в Америке почти не давали возможности связываться с близкими?

- Сейчас общаюсь достаточно. Кроме интеллектуальных упражнений я с помощью различных мессенджеров общаюсь с моей бабушкой Марией Григорьевной, которая по возрасту находится в зоне риска. Бабуля у меня весьма продвинута в плане интернета. Я перенимаю ее кулинарный опыт.

- То есть, сегодняшнее «заточение» — никакое и не заточение вовсе?

- Для меня тюрьма в итоге стала временем возможностей. А нынешний карантин тем более становится временем возможностей для саморазвития. Не теряйте этого времени зря.