Политика

Карен Шахназаров: Если Россия - империя, азербайджанско-армянский конфликт удастся разрешить. А Турции сюда нечего вмешиваться

Знаменитый кинорежиссёр, у которого мама русская, а отец - карабахский армянин, - с обозревателем КP.RU Александром Гамовым
Знаменитый кинорежиссёр, у которого мама русская, а отец - карабахский армянин, - с обозревателем КP.RU Александром Гамовым

Знаменитый кинорежиссёр, у которого мама русская, а отец - карабахский армянин, - с обозревателем КP.RU Александром Гамовым

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

...Карен Георгиевич, меня, знаете, что подкупило в вашем отношению к тому конфликту, который с новой силой разгорелся сейчас на южном Кавказе?

- Что же?

- Ваша необычная, особая позиция по отношению к происходящему там... Мама же русская у вас, а папа - карабахский армянин, родившийся в Баку?

- Ну да.

- А мама жива?

- Мама жива, папы нет.

- А сколько же маме лет?

- 92 года.

- Вы у Владимира Соловьева в программе сказали, что папа - участник Великой Отечественной - так и не смог в Баку поехать. Он сильно переживал по этой причине...

- Ну, да, - уже на старости лет хотелось ему съездить в Баку, но уже это было после..

- После карабахского конфликта.

- ...Ну, да, где-то в конце 1990-х, уже армяне не могли ездить туда.

- А он же все-таки много лет был рядом с Михаилом Горбачевым. (Георгий Шахназаров работал заместителем заведующего международным отделом ЦК КПСС.)

- Да.

- Как ваш отец переживал этот момент? Начало конфликта между Азербайджаном и Арменией... Как он все это оценивал?

- Ну, папа был вообще очень такой советский человек. Вот, кстати, в Азербайджане ходят легенды, там историки их тиражируют, что у Горбачева были армянские советники, которые продвигали независимость Карабаха. Это ложь абсолютная. Как раз отец мой уговаривал активистов, чтобы они не объявляли независимость Карабаха. Это когда там еще автономия была. Отец был вообще против выхода Армении из состава Союза. И он считал, что у Армении другого пути нет, кроме как быть в составе Советского Союза.

- Кстати, у Горбачева сейчас Карен Карагезьян - известный многим моим коллегам, советником работает, - знаете, да?

- Да, знаю…

- Мама ваша как переживает все вот эти события?

- Ну, как переживает? Ну, интересуется, смотрит… Хотя, они с моим будущим отцом встретились и потом поженились уже в Москве.

- Я вот изучил фильмографию Карена Шахназарова, мне показалось, что какие-то фильмы могли быть потом… Ну, о сегодняшних трагических коллизиях. У вас не рождаются какие-то там параллели, мысли?

- В смысле - кино?

- Ну, конечно.

- Нет, кино - нет, не могу сказать, что я так вот для кино что-то там вижу. Ну, во-первых, никогда не жил ни в Армении, ни в Карабахе, я и языка не знаю. Для меня это все-таки другая культура.

- А, вы армянского языка не знаете?

- Нет. У меня и отец не знал, кстати. Они были - абсолютно обрусевшая семья.

- Но, все равно же, какая-то у вас есть боль. Чувствуется, да, что кровь армянская бурлит.

- Наверное, это есть. И потом, надо сказать, что у моего отца-то род - самый что ни на есть карабахский… Вот, собственно, те территории, из-за которых сыр-бор идет... Это, вообще-то, наш род был владельцем этих земель. И у меня даже документы есть...

- Как интересно!

-?Но это лучше не говорить, а то вас заклюют потом.

- Нет... Я ничего не буду вычеркивать из нашего с вами интервью… Но, вот вы, как режиссер, как художник, как русский человек, - как все это оцениваете? И что будет, скажите.

- Я, конечно, со стороны интересов России на это смотрю.

Ну, конечно, для нашей страны это - нехорошая ситуация. Потому что Армения, при всех сопутствующих - много об этом сейчас говорится, там прозападные всякие игры нынешнего руководства - конечно, очень важный союзник. Это такой непотопляемый авианосец в том регионе. Если Россия будет вытеснена оттуда - то это, конечно, для России, на мой взгляд, - очень опасно. Поэтому, ситуация очень сложная такая. С другой стороны, вроде Азербайджан не является таким союзником, как Армения, но, все равно, связи вполне тоже - вполне тесные и стабильные.

И, конечно же, России необходимо оставаться в этом регионе. Если она отсюда уйдет, это, в дальнейшем, для всего юга России, для Северного Кавказа.

- То есть, я так понял, что ваши слова неправильно истолковали - во всех информагентствам это было... Что - вот, Шахназаров сказал: пусть Россия в этом конфликте либо одну сторону займет, либо другую…

- Нет, я так не говорил. Я сказал, что России надо определяться. В смысле, Россия империя или нет?

- Конечно, империя!

- Если Россия - империя, она должна участвовать в урегулировании таких конфликтов.

- А Россия участвовала. И участвует... А ваше режиссерское чутье что подсказывает? Удастся ли нам примирить эти конфликтующие стороны? Останемся ли мы империей - в хорошем смысле?

- Империя - это внутреннее состояние народа. Если у него есть это чувство, то есть. Если нет, значит, ты его никакими указами не сформируешь.

- Так что же будет?

- Ясно же - военным путём эту проблему не решить.

Мне кажется, несмотря на сверхвоинственную риторику, Азербайджан будет вынужден каким-то образом искать компромисс.

- А что дальше?

- Мне кажется, что, через какое-то время, военные действия все же прекратятся.

Но, конечно, здесь Турция играет такую роль явно подстрекательскую. Вот это, видимо, Россию больше всего должно беспокоить в этой ситуации.

Мне кажется, надо дать людям возможность общаться. Все же закрыто. Станут общаться, торговать, постепенно обиды начнут «замещаться», тут и интерес взаимный появится, начнут возвращаться связи между людьми.

Это же не первый раз вообще - конфликты между армянами и азербайджанцами. Ну, когда-то это было, потом проходило, и дружили, и все забывалось. Да и время, как говорится, все лечит.

А там само собой это как-то решится, в конце концов.

Мы ж не знаем, может, будет Закавказская конфедерация когда-нибудь. Кто знает? Ну, была же после революции. Три республики - Азербайджан, Грузия и Армения - объявили себя единым государством, конфедерацией Кавказской. Было такое.

Кто знает, может, через 30-40 лет опять к этому вернется? Это сейчас кажется, что вроде как - разные народы. Они разные, с другой стороны, у них, конечно, много общего.

Неслучайно после 1917 года объединились и создали единое государство… Кто знает? Никто не знает. Я не говорю, что так будет, но я имею в виду, что всякое может быть. Тогда территориальные вопросы решатся сами собой.

- А Россия при этом должна иметь какой-то такт, выдержку и посредничество? Да, это все и сразу?

- Ну, да. Россия не должна уходить из этого региона, Россия должна его как бы, если хотите, управлять им. Поэтому это очень дерзко со стороны Турции, что она впрямую практически в этот регион вмешивается, в его жизнь.

- Спасибо вам огромное.