История современности

Дело Сухово-Кобылина

29 сентября 1817 года родился замечательный русский драматург
Александр Сухово-Кобылин был хорош собою и умен.

Александр Сухово-Кобылин был хорош собою и умен.

Фото: wikimedia.org

Быть бы ему военным - боевым, отважным, как батюшка его, в 17 лет произведенный в офицеры и уже пошагавший в походах и побывавший в огне сражений. А нет, увела жизненная дорога Александра Васильевича совсем в иную сторону, хотя и в сражениях побывать пришлось. Правда, совсем иного рода.

Род Сухово-Кобылиных, между прочим, близок царствовавшему роду Романовых: вел свою родословную, как и Романовы, от Андрея Кобылы. И были Сухово-Кобылины богаты всегда, а к тому времени, когда будущий драматург появился на свет, стали уже и очень богаты.

От всего этого - от знатности и богатства - был Александр с младых лет заносчив и высокомерен, хотя не подряд со всеми. И вот этакий потомок царского рода в свои 25 лет оказывается в Париже, в городе, где богатый русский аристократ мог себе позволить всё. Ну, и нарвался. Увидел в ресторане девушку, которая показалась ему неземной красоты - белокурую (редкость среди парижанок), с голубыми глазами, изящную. Явилась в тот день Луиза Симон-Деманш с маменькой. Девушке - 22. И была она просто швеей. Только это для Сухово-Кобылина не имело никакого значения!

Короче: уговорил Кобылин маменьку отпустить дочь в далекую холодную Москву, где пообещал помочь завести свое дело. Дал денег на дорогу и стал в нетерпении ждать: в Париже-то маменька до дочери не допускала.

Не обманул. Лавку помог открыть на Тверской. Только Луиза прогорела: деньги утекли в основном на наряды, хотя возлюбленный и так ни в чем не отказывал - и дом купил, и вообще всю ее жизнь наладил. В общем, обыкновенной содержанкой стала Луиза. О женитьбе Александр Васильевич и думать не думал: не та пара для знатного рода. Восемь лет жили они вполне беспечно, хотя Луиза время от времени и давала понять, что очень хотела бы пойти под венец. А он? Он продолжал вольную жизнь, меняя попутных любовниц.

И вдруг - трагедия: за Пресненской заставой нашли Луизу жесточайше растерзанной… Ее драгоценности, однако, те, что были при ней, так и остались нетронутыми. Москва ужаснулась. И первым делом заподозрили Сухово-Кобылина, гуляку и транжиру.

Московский обер-полицмейстер Лужин дело поручил приставу Хотинскому. А тот небеса возблагодарил: есть что взять с богатого подозреваемого! И сумму обозначил, которую следовало бы уплатить Сухово-Кобылину за прекращение следствия. Народ московский зашумел: отмажется Кобылин…

А Сухово-Кобылин возмутился - и отказался платить. Он-то знал, что не виновен. Его арестовали. Арестовали и четверых слуг - крепостных, служивших Луизе, - странно они себя вели.

Тянулось дело и тянулось… А все равно москвичи не сомневались, что любовницу убил любовник. И тут Егоров, повар Симон-Деманш, признается: он, конюх Козьмин и горничные Кашкина и Алексеева самолично лишили жизни француженку за то, что та неимоверно жестока. Терпеть далее сил не оставалось… Утюгом убивали.

И: «…суд приговорил четверых крепостных бить кнутом и сослать на каторжные работы, а отставного титулярного советника А. В. Сухово-Кобылина, ни в чем по делу не виновного, к суду не привлекать. А за любодеяние подвергнуть церковному покаянию».

И вдруг Сухово-Кобылина арестовали снова… Крепостные от своих показаний отреклись… И снова начались вымогательства, взятки… А он меж тем и в тюрьме работал! Написал бессмертную «Свадьбу Кречинского», где обличал и время, и его служителей чиновных, - комедию! Успех был грандиозен. А позже написал и две другие пьесы - «Смерть Тарелкина» и «Дело».

Но еще целых шесть лет Сухово-Кобылин оставался под подозрением в убийстве.