Дом. Семья

Из любимых рецептов Ивана Грозного: Как приготовить огуречное варенье

Рассказываем о самых интересных книжных новинках, появившихся на прилавках за последние месяцы
В Коломне Евгения Дымова узнала, как готовить пастилу

В Коломне Евгения Дымова узнала, как готовить пастилу

Светлана Иконникова

«Троллология. Как нейтрализовать хейтеров и противостоять им в соцсетях»

Издательство «Бомбора»

Книга про злобных комментаторов, от чьих ремарок в соцсетях люди потом не могут уснуть ночами. Светлана Иконникова - психолог, журналист и тренер по письменной риторике - объясняет, почему комментарии от незнакомых людей в сети ранят нас больше, чем обидные фразы в жизни (к вашему посту может быть 150 одобрительных комментариев и всего один ядовитый, но навсегда запомните вы только его).

Кто такие тролли и почему они язвят направо и налево? Оказывается, некоторые психологически не воспринимают собеседника как живого человека - скорее как героя книги или сериала, несуществующего персонажа, которого можно ругать, сколько вздумается. Или, совсем напротив, подсознательно начинают воспринимать как друга, которому можно выкладывать правду в лицо. Или выплескивают все то, что стесняются сказать в жизни, наблюдают, как другого человека корежит, упиваются его страданиями и своей властью («фактически люди на форумах ведут себя так, как вели в реальности пять-десять веков назад.

С тех пор жизнь заметно изменилась, человечество утрамбовало себя в рамки гуманизма, но будем откровенными: самому человеку эти рамки не свойственны. И как только предоставляется возможность жить без них, не получая в ответ общественное порицание, человек начинает так и жить» - к счастью, не каждый человек, но все-таки).

Иконникова классифицирует троллей, среди которых есть, например, садисты, с подростковой жестокостью терзающие людей, спорщики, получающие наслаждение от самого процесса огромной, на сотни комментариев, дискуссии, или «умники», которые самоутверждаются за счет других, указывая им на ошибки и чувствуя себя выше, лучше, интеллектуальнее их («граммар-наци» часто относятся именно к этой категории). Ну, и разумеется, в книге подробно объясняется, как с ними бороться: с кем-то - отвечая максимально спокойно и доброжелательно, с кем-то - с помощью юмора, а с кем-то - жестко ломая ту игру, в которую тролль уже приготовился с упоением играть.

Жюдит Дюпортей

«Любовь по алгоритму. Как Tinder диктует, с кем нам спать»

Издательство Individuum

Еще одна книга про неприятности в интернете. Tinder (отнюдь не все знают, что в переводе это значит «Фитиль») - самое популярное приложение для онлайн-знакомств. Благодаря ему каждую неделю в мире случается миллион свиданий: одни не закончатся ничем, другие - одноразовым сексом, третьи, возможно - любовью на всю жизнь, свадьбой и рождением кучи детей.

Те, кто пользуются Tinder, знают, как легко на него подсесть: например, французская журналистка Дюпортей, неуверенная в себе девушка 29 лет от роду, со страшной силой млела, получая лайки от незнакомых мужчин. Кое с кем даже завела романы, но те ни к чему хорошему не привели (один молодой человек после четырех месяцев свиданий заявил: «Я никогда не смогу полюбить девушку из Tinder. Это же приложение для перепихона»). А потом Дюпортей начала читать статьи о Tinder, общаться с людьми, которые изучали этот феномен или имели к нему отношение - и выяснила, что всем пользователям там выставляют внутренние рейтинги, сводят их по специальным алгоритмам. Используют человеческую веру в судьбу - знакомят тех, у кого есть совпадения в профилях, чтобы люди решили, что встретились по воле небес.

«Tinder оставляет за собой возможность постоянно изучать наши физические, интеллектуальные, физиологические характеристики, будто мы астронавты на задании. Важное отличие: астронавты знают о том, что находятся под постоянным наблюдением». Дорвавшись до документов, Дюпортей вздыхает: «Такое ощущение, будто я читаю инопланетную инструкцию по использованию людей…»

В этой книге много рассказано о том, как устроен Tinder, как он подчиняет себе жизни миллионов и сколько на нем зарабатывают владельцы. Но еще больше, увы - о внутреннем мире Жюдит Дюпортей. Относясь к себе со звериной серьезностью и веря, что читателю интересны любые ее мысли и поступки, она в мелочах описывает все, вплоть до бытовой техники в ванной съемной квартиры (с предварительным разъяснением на несколько страниц, как и почему она туда переехала).

«Хочу быть соблазнительной, но чтобы при этом меня воспринимали как личность, а не объект!» Но изучать ее распахнутую душу, продираясь через фразы типа «оргазм, полный трагизма, заставляет меня чувствовать себя хуже некуда», увы, быстро надоедает. Да и в ответ на ее претензии к Tinder, мужчинам, капитализму, городу, миру и себе, у уставшего циника на языке все чаще будет вертеться «обесценивающая» фраза из «Служебного романа»: «Скажите, пожалуйста, какая цаца!».

Кирилл Бабаев

«Венец моды и традиции. Головные уборы народов мира»

Издательство «Рипол-Классик»

Лингвист, этнограф, историк, путешественник, популяризатор науки, финалист премии «Просветитель» Кирилл Бабаев на этот раз пишет об одном из своих давних и страстных увлечений - головных уборах (в 2014 году он даже основал в Риге музей «Мир шляпы», куда передал свою богатейшую коллекцию). Это рассказ о том, что значили для людей на протяжении тысячелетий шапки, шлемы, тюбетейки, сомбреро, тюрбаны, тиары, митры, кокошники, колпаки, фуражки, ермолки, ушанки, фески, цилиндры, «арафатки», картузы, чепцы и пилотки, а также маски, обручи и парики; каким мистическим, практическим или символическим смыслом они наделялись.

Бабаев проходится по всем страна и эпохам - от Древнего Египта до современной Мартиники (где по узлу на платке «тет-де-креоль» можно понять, замужем женщина, готова к отношениям, или и то и другое сразу). От описания десятков головных уборов, о которых вы раньше никогда не слышали, от такухацугасы до пеначо, от богатки до тагельмуста, кружится голова - как и от обилия фактов, которыми Бабаев оснащает свою книгу.

Знали ли вы, например, что испанские тореадоры выходят на корриду в шапке-монтере с крыльями по бокам, потому что эти крылья символизируют рога и обеспечивают покровительство «бычьего духа» (и это несмотря на то, что тореро собирается убивать быков?) Или что мужчины резко перестали носить шляпы в 60-е годы, в частности, по вине президента Джона Кеннеди - тот считал, что головные уборы ему не идут, и появился в цилиндре на публике один-единственный раз, на инаугурации?

Евгения Дымова

«Сказка про сладости»

Издательский дом «Комсомольская правда»

Евгения Дымова (супруга известного предпринимателя Вадима Дымова) рассказывает о старинных русских сладостях, которые можно попробовать в кондитерской суздальского ресторана «Гостиный двор». Ну, или приготовить дома: рецепты, собранные в этой книге, не требуют долгой и мучительной беготни по кухне. Трудно было эти рецепты собрать, объезжая древние русские города.

В Коломне Евгения Дымова узнала, как готовить пастилу (именно в этом городе много веков назад впервые догадались добавлять в яблочное пюре вместо патоки сахар и яичные белки, благодаря чему она стала рыхлой и светлой). А еще - смокву (это не древнее название инжира, а почти забытое лакомство - пюре из фруктов и ягод уваривают с медом и подсушивают, чтобы получились тонкие листы). В Архангельске и Владимире нашлись рецепты пряников. В самом Суздале - экзотические способы приготовления огурцов (в середине лета там проводится Праздник огурца, где можно попробовать эти овощи жареными и запеченными, а также в виде варенья - говорят, его любил Иван Грозный).

Среди множества рецептов в книге есть, например, рецепт постного сахара (обычный раньше считался неприемлемым для поста, - при его очистке использовали превращенные в уголь говяжьи гости, - и купцы приноровились продавать специальный, сделанный из нерафинированного сахара или картофельной патоки с добавлением фруктов и ягод). Или рецепт печенья «хворост» - это оказывается, не советское изобретение, оно известно со времен «Домостроя»… Хотя, конечно, летом, пока на рынке много свежих плодов и ягод, лучше готовить мармелад из смородины, запеченные яблоки с орехом и брусникой, вишневые пироги - все эти рецепты в книге тоже есть.

Варенье из огурцов

Варенье из огурцов

Огуречное варенье

Ингредиенты: огурцы свежие 1 кг, лимоны 2 шт., апельсины 2 шт., сахар 500 г, кислота лимонная 1 г, пектин 10 г.

Огурцы вымойте, очистите от кожицы и нарежьте мелкими кубиками. С апельсинов и лимонов снимите цедру, очистите мякоть от белой пленки, удалите косточки и мелко нарежьте. Выложите кусочки цитрусовых в емкость для варки, засыпьте сахаром и варите 20 минут. Затем добавьте огурцы, перемешайте и доведите до кипения. Когда варенье закипит, добавьте пектин и лимонную кислоту, перемешайте и варите до загустения. Горячее варенье разлейте по стерилизованным банкам.

Пастила с тыквенными семечками

Ингредиенты: пюре яблочное 1 кг, сахар 500 г, белки яичные 150 г, кислота лимонная 2 г, семечки тыквенные 320 г, пудра сахарная 50 г.

Яблочное пюре приготовьте сами из запеченных в духовке антоновских яблок. Для 1 кг пюре потребуется 2 кг яблок. Разрежьте их на половинки, удалите сердцевину с семенами, разложите половинки срезом вниз на противне, выстланном бумагой, запекайте 20 минут при 200С. Удалите кожицу, а мякоть яблок взбейте блендером до однородности.

Яблочное пюре и сахар выложите в чашу миксера и взбейте венчиком до однородности. Добавьте яичные белки, затем лимонную кислоту, растворенную в 1 ст. ложке теплой воды. Взбивайте все до образования пышной светлой массы. Отложите немного яблочной массы (около 70 г) в контейнер и накройте крышкой, она пригодится для смазывания пастилы. Оставшуюся массу разделите на 3 равные части, распределите ровным слоем по трем противням, выстланным пекарской бумагой. Посыпьте тыквенными семечками и поставьте на сушку в дегидратор.

Сушите пастилу около 6 часов при 74С. (Можно также сушить ее в духовке, разогретой до 100С, приоткрыв дверцу, в течение 5-7 часов). После полного высыхания намажьте все три пласта пастилы отложенным пюре из контейнера и сложите друг на друга как торт. Посыпьте сахарной пудрой и нарежьте на куски, заверните в пергаментную бумагу.