Коронавирус Covid-19

Записки затворника на карантине: На седьмой день обратился к науке "боброведение" и прочитал 90 страниц о постройке колодца

Наш спецкор Дмитрий Стешин, заболевший коронавирусом, рассказывает о своей самоизоляции в деревне
После бани пришел кризис ковидловой заразы, кажется, начал поправляться

После бани пришел кризис ковидловой заразы, кажется, начал поправляться

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Часть 1.

Проснулись очень рано, и жена сразу же уехала домой. В квартире в одиночестве не сильно маялась без нас дочка. А киса за не1 присматривала. Дочь на удаленке с самого начала моего карантина, а учителя думают, если ребенок сидит дома ему надо задавать в пять раз больше, наваливать, чтобы он головы поднять не могу. В итоге, сейчас жизнь моей восьмилетней дочки, это чуть ли не 10-часовые приготовления бесконечных уроков. Вроде все сделала, а тебе тут же нового добра выписали…

Жена собиралась домой так спешно, что в привычном стиле оставила сумочку со ВСЕМ – от техпаспорта до прав и кредиток с паспортом. За это мы их и любим, неправда ли?

У нас в деревне установился так называемый чернотроп, когда твой каждый шаг по тоненькому снегу оставляет четкий, хорошо видимый след – земля еще не остыла толком. Вообще, у этого слова 28 значений и единого мнения, что это – просто нет. Если упрощать – чернотроп, это предзимье. Чернотроп – самое идеальное время для охоты и выслеживания зверя. Чем я и занялся, отправившись снимать фотоловушку. Сразу же проверил батарею – полная. В куполе открыл карту памяти – 0 байт, 0 снимков и 0 видео. Как же так?

Ловушку на этот раз я поставил в режим съемки при срабатывании датчика движения. Значит, никаких бобров в поле зрения ее стеклянного выпуклого глаза просто не было.

Почему?

Обратился к науке «боброведение», начал «работать с источниками». Оказывается, если течение реки сильное, бобры делают плотину дугой, похожей на арку моста, только лежит она на боку. Хатки бобров, в разрезе похожи на мой купол – отлично. А я-то думал, что меня так к бобрам тянет? Родственные души. На зиму бобры могут подселить к себе в хатку ондатру или выхухоль…только в семейную комнату их не пускают, а заставляют делать отдельную комнату. Когда бобры переходят в «зимний режим», после того как выпадет снег, их время активности изменяется. Летом бобры – ночные зверьки, зимой – дневные. О!

Капуста, которую я оставил на грядках специально для заек и сорок

Капуста, которую я оставил на грядках специально для заек и сорок

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Кажется, я нашел причину своих неудач. Воскресенье утром поставлю фотоловушку на целые сутки, пройду вверх по ручью – у него высокие берега, именно там должны быть вырыты бобриные норы согласно мануалу. Только лазать надо аккуратно, в речке бьют теплые ключи, за час до Нового года 2020 я провалился под лед по грудь, попав на такое «теплое место». И первым, кто бросился меня спасать, была моя жена – тянула ко мне свои тонкие руки-стебельки, а я рычал «не подходи!» и ворочался в мокром ледяном крошеве.

Оттолкнулся ногами от дна, лег грудью на край льда и тихонько пополз от края полыньи, там меня подхватили. Сидя в куполе у печки, читал стихи: «стомленный борьбою он выполз на лед, воды наглотавшись студеной и свой парашют потащил за собой, нельзя же оставить – казенный» и «ну а потом пришел тягач и в нем был трос и в нем был врач».

Днем занялся хозяйственными делами. Набрал две канистры воды – домик колодца закуржавело белым инеем, вода страшно парит. Любопытно, что место для постройки колодца я выбрал сам, интуитивно, по восхитительно-густой и совершенно сказочной траве-мураве, растущей локально в углу моего участка. Под травой, в недрах земли, явно была какая-то аномалия и я не ошибся. Приехавший колодезный мастер, татарин из Пензы Рафаэль, место одобрил и даже не стал крутить проволочную рамку. Вынул ее из кармана и тут же убрал обратно со словами: «Место подходящее». Рафаэль тоже что-то знал, по его словам, он колодезник в третьем поколении и нет оснований ему не верить, у татар это всегда был традиционный промысел.

Правда, перед тем как вызвать мастеров, я прочел на одном форуме тему из 90 страниц (!) под мотивирующим названием: «Как вас обязательно обманут при постройке колодца». Три дня я аутировал на этом форуме и все-таки докопался до сути.

Записывайте, самый распространенный развод от колодезных мастеров, на который попали соседи, например. Бригада, кстати, была та же…

Бригада копает колодец, укладывает кольца и примерно на седьмом кольце начинает идти вода. Радостный колодезник выскакивает из ямы с криком, «Начальник! Вода пошла! Много! Дэньги давай!». Бригада получает деньги и уезжает. Через месяц вода заканчивается, и бригада приезжает обратно – углублять колодец и класть «ремонтные кольца». Вот только положить обычное бетонное кольцо стоит 2500 рублей, а ремонтное – 10 000 рублей. Поэтому мой уговор с Рафаэлем был такой: «Шестнадцать колец. Шестнадцать. Не десять, не двенадцать, а шестнадцать. Мне нравится эта цифра. Согласен, или я ищу другую бригаду?». И Рафаэль опять понял, что я что-то знаю. Цифра была выстрадана всеми ближайшими соседями, которых я опросил. 12-15 колец в нашей местности – оптимальная глубина, а вот артезианские скважины у нас не делаются по ряду геологических причин. И Бог с ними. Конечно же меня обманули с колодцем, плохо заделав стыки между кольцами, но в округе нет выгребных ям, сортиров и коровников, поэтому «верховка» мою глубинную воду не сильно портит.

В три часа дня сосед позвал в «раннюю баню - погонять твой Ковид по организму». Почему-то все ходят в баню вечером и один раз в день. Когда в нашем СНТ "Аутист" гостил легендарный военкор Семен Пегов, он ходил в баню пять раз в день, пока организм не сказал ему: «Сема, хватит, достаточно». Таким образом, Семен установил пределы выживаемости человека в бане…

Созданное бобрами озеро

Созданное бобрами озеро

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Натопили до 95 градусов. Сосед искупался в пруду, ломая телом лед. Я в пруд не полез. Решил не рисковать, не зная, как Ковид действует на сердце. Просто сидел на полке и дышал через эвкалиптовый веник.

Дома, в куполе, поймал себя на странном ощущении – казалось, тело мое, стало невесомым и легким, хожу, едва касаясь ступнями пола. Голова ясная, дышится легко, но при этом клонит в сон. Мне показалось, что с моей болезнью произошел какой-то перелом или кризис.

Набил печь дровами и лег спать. Когда человек ложится спать в субботу в 20.30 ему обязательно нужно позвонить. Звонила тетушка, мама, жена, с телевидения, из Альфа-Банка, установщики интернет-модемов... Позвонил старый товарищ – шесть раз! Такой же как я упорный – трет морковку, пока кровь из пальцев не брызнет. Отчаявшись дозвониться до меня, он прислал мне в Фейсбук рецепт излечения от Ковида с помощью коры дуба и борщевика. Но этот рецепт я прочел только ранним утром и от изумления чай у меня пошел носом – вылилось и на грудь, и на «ленинские места». Я не пошел искать кору дуба. Выпил привычный пакет витаминов, пару глотков настоя «Грудной сбор №4» и сделал себе огромную кружку крепкого черного чая со сливками. Мой завтрак. Сейчас пойду по чернотропу фотографировать бобров. Мой третий заход на цель.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Записки затворника на карантине: Четырнадцать дней одиночества. Каково это — выжить с короной в деревне

Получив положительный тест на COVID-19, спецкор kp.ru Дмитрий Стешин решил вести дневник, фиксируя все перемены в организме и вокруг себя (подробнее)